Нарушение прав на товарный знак при услугах сервиса по техническому обслуживанию транспортных средств

Реклама услуг сервиса по техническому обслуживанию транспортных средств (далее — СТО) часто сопровождается указанием марок транспортных средств, в отношении которых такие услуги оказываются. Неинформирование потенциальных потребителей услуг СТО о том, с какими марками транспортных средств работает исполнитель, делает рекламу малоэффективной и бесполезной.

Однако подобная реклама (как средство привлечения внимания, формирования или поддержания интереса к объекту рекламирования и (или) его продвижение на рынке) либо простое информирование потребителей услуг не должны нарушать прав третьих лиц, в том числе исключительных прав, на объекты интеллектуальной собственности.

При указании производителем услуг в рекламе, на сайте и в других источниках информации о марках ремонтируемых транспортных средств путем воспроизведения товарных знаков на марки транспортных средств, запчастей к ним встает вопрос о нарушении исключительных прав правообладателя данных товарных знаков. С учетом того что товарные знаки на марки транспортных средств, запчасти к ним зачастую регистрируются как словесное обозначение (например, Мерседес-Бенц, БМВ и др.), простое словесное указание такого обозначения может повлечь нарушение исключительных прав.

Рассмотрим вопрос о наличии в таких ситуациях нарушения исключительных прав, признаках правомерного их использования и пределах охраны прав на товарные знаки (является ли оно безусловным и абсолютным).

В соответствии с п. 1 ст. 1 Закона Республики Беларусь от 05.02.1993 N 2181-XII «О товарных знаках и знаках обслуживания» (далее — Закон N 2181-XII) товарным знаком и знаком обслуживания признается обозначение, способствующее отличию товаров, работ и (или) услуг одного лица от однородных товаров, работ и (или) услуг других лиц.

В соответствии с п. 1 ст. 20 Закона N 2181-XII использование товарного знака для индивидуализации товаров, в отношении которых зарегистрирован товарный знак, осуществляется в том числе путем применения товарного знака:

  • на товарах, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются или иным образом вводятся в гражданский оборот, хранятся, перевозятся или ввозятся на территорию Республики Беларусь в целях введения в гражданский оборот, а также на этикетках, упаковках таких товаров;
  • на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;
  • при выполнении работ и (или) оказании услуг;
  • в рекламе, печатных изданиях, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках, проводимых в Республике Беларусь;
  • в глобальной компьютерной сети Интернет (в том числе в доменном имени, при иных способах адресации).

Использованием товарного знака может признаваться его использование с незначительными изменениями отдельных элементов, не влияющими на его различительную способность (п. 2 ст. 20 Закона N 2181-XII).

Нарушением исключительного права на товарный знак признается использование товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения, без разрешения владельца товарного знака, выражающееся в совершении вышеназванных действий, в отношении однородных товаров, а также неоднородных товаров, обозначенных товарным знаком, признанным общеизвестным в Республике Беларусь (п. 3 ст. 3 Закона N 2181-XII).

В подтверждение безусловного и абсолютного права владельцев товарных знаков на зарегистрированное обозначение отметим сформулированные в ч. 1 п. 1 и п. 2 ст. 3 Закона N 2181-XII положения:

  • владелец товарного знака имеет исключительное право использовать товарный знак, может распоряжаться этим исключительным правом, а также вправе запрещать использование товарного знака другими лицами;
  • никто не может использовать охраняемый на территории Республики Беларусь товарный знак без разрешения его владельца.

Однако в соответствии с п. 4 ст. 3 Закона N 2181-XII не признается нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака в отношении товаров, правомерно введенных в гражданский оборот на территории государств — членов Евразийского экономического союза непосредственно владельцем товарного знака или другим лицом с согласия владельца такого знака.

Если толковать данные правила буквально без учета других положений Закона N 2181-XII и их анализа, то можно сделать выводы о нарушении производителем услуг СТО прав владельца товарного знака.

Однако вернемся к определению товарного знака, исходя из которого основное назначение товарных знаков — это индивидуализация товаров и услуг одного производителя от однородных товаров и услуг другого производителя.

Из определения товарного знака следует, что товарный знак способствует различению производителей, действующих на одном товарном рынке (рынке услуг). Такие лица могут быть конкурентами или хотя бы потенциальными конкурентами, при этом лица, действующие на разных товарных рынках (рынках услуг), ими быть по определению не могут.

В соответствии с подп. 1.8 п. 1 ст. 1 Закона Республики Беларусь от 12.12.2013 N 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» конкуренты — хозяйствующие субъекты, осуществляющие предпринимательскую деятельность на одном и том же товарном рынке.

Не случайно товарные знаки регистрируются на конкретные товары (группы товаров), услуги, а не на товары или услуги вообще.

Производители услуг СТО, как правило, оказывают их в отношении транспортных средств различных марок и оказывают эти услуги под своим знаком обслуживания, фирменным наименованием или логотипом.

В соответствии с абз. 6 ст. 2 Закона Республики Беларусь от 10.05.2007 N 225-З «О рекламе» объектом рекламирования может быть товар, работа или услуга, средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, результаты интеллектуальной деятельности, конкурсы, лотереи, игры, иные игровые, рекламные и иные мероприятия, пари, явления (мероприятия) социального характера.

Объектом рекламирования производителя услуг СТО являются сами услуги СТО. Указание на ремонт конкретной(ых) марки(ок) транспортных средств не делает такое указание рекламой товарного знака производителя транспортного средства или товара под этим знаком. Тем более производитель услуг, обслуживающий разные марки транспортных средств, указывает эти марки, при этом среди них всегда есть марки конкурирующих между собой производителей.

Как указывалось ранее, при наличии спорной ситуации следует выяснить, являются ли стороны спора конкурентами (потенциальными конкурентами). Как правило, в рассматриваемом случае стороны спора осуществляют различные виды деятельности: производитель действует на рынке услуг СТО, а правообладатель, являясь производителем транспортных средств и деталей к ним, осуществляет торговлю ими (хотя иногда дополнительно занимается и обслуживанием). Поэтому отсутствует вероятность смешения производителя товара или, например, его дилера и лица, оказывающего услуги по ремонту и техническому обслуживанию транспортных средств.

Кроме того, производитель услуг осуществляет технический ремонт транспортных средств, находящихся в эксплуатации, т.е. автомобилей, введенных в гражданский оборот владельцем знака либо дилером. Причем, пока не доказано иное, производитель услуг считается добросовестным участников гражданского оборота, в связи с чем должно презюмироваться, что он работает с оригинальными деталями, оказывает услуги в отношении оригинальных и законно введенных в гражданский оборот транспортных средств. На основании п. 4 ст. 3 Закона N 2181-XII можно вести речь об исчерпании права владельца товарного знака.

В Российской Федерации начала формироваться практика по подобным спорам. Так, постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.10.2011 по делу N А40-118198/10-143-1016 определены основные подходы, которые позволяют установить, имело ли место нарушение исключительных прав при использовании товарных знаков производителем услуг. В общих чертах их можно рассмотреть следующим образом:

  1. в отношении товаров, которые были законно введены в гражданский оборот непосредственно правообладателем или с его согласия, использование товарных знаков допускается, в том числе в рекламе третьих лиц в отношении таких товаров;
  2. потребитель услуг не должен вводиться в заблуждение таким использованием товарного знака, в том числе у него не должно создаваться впечатление, что между правообладателем и производителем услуг имеются какие-либо взаимоотношения (например, что производитель услуг является дилером правообладателя), которых на самом деле нет.
  3. из рекламы должно быть видно, что рекламируются именно услуги в отношении товаров, на которых использованы товарные знаки;
  4. реклама производителя услуг должна отличаться от рекламы правообладателя, т.е. не вести к их смешению.

Подобный подход принят в Европейском союзе, где показательным по таким делам является решение по делу концерна «БМВ», рассмотренное Европейским судом справедливости 23.02.1999.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.