Международная автомобильная перевозка грузов: основные положения правового регулирования в свете судебной практики

В силу географического положения Беларуси важность международных автомобильных перевозок грузов очевидна. Динамически развивающиеся отношения в области перевозок, как следствие, влекут рост спорных вопросов, становящихся предметом судебного разбирательства.

Анализ судебной практики показывает, что имеющие место споры связаны с:

  • отсутствием или неправильным оформлением документации по договорам перевозки;
  • применением исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки;
  • толкованием и применением Конвенции Организации Объединенных Наций «О договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ)» (заключена в г. Женеве 19.05.1956) (далее — КДПГ);
  • взысканием основного долга и штрафных санкций за оказанные транспортные услуги;
  • ответственностью за несохранную перевозку.

Что следует знать субъектам хозяйствования — потенциальным сторонам судебного процесса о международной автомобильной перевозке грузов? Остановимся подробнее на самых важных аспектах.

1. Понятие и правовое регулирование.

Международная автомобильная перевозка грузов — это перевозка грузов автотранспортным средством на основе договора, при которой пункт отправления находится на территории одного государства, пункт назначения — на территории другого, а также перевозка транзитом.

Из смысла ст. 1 КДПГ договор дорожной перевозки грузов — это договор, при котором перевозка осуществляется за вознаграждение посредством автомобилей, когда указанные в договоре место принятия к перевозке груза и место, предусмотренное для сдачи груза, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участвующей в КДПГ.

Договор перевозки следует отграничивать от договора организации перевозок. КДПГ непосредственно к последнему не применяется, но в договоре может быть указано на применение КДПГ (договорное применение КДПГ).

Основными нормативными актами, регулирующими перевозку грузов, являются:

  • КДПГ (дата вступления в силу для Республики Беларусь — 04.07.1993). Исходя из положений ст. 41 КДПГ ее нормы носят императивный характер. Они не могут изменяться договором перевозки, за исключением некоторых особенностей. Страны-участницы: Республика Беларусь, Австрия, Азербайджан, Албания, Армения, Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, бывшая югославская Республика Македония, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Иордания, Иран (Исламская Республика), Ирландия, Испания, Италия, Казахстан, Кипр, Кыргызстан, Латвия, Ливан, Литва, Люксембург, Мальта, Марокко, Монголия, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Республика Молдова, Российская Федерация, Румыния, Сербия, Сирийская Арабская Республика, Словакия, Словения, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Таджикистан, Тунис, Туркменистан, Турция, Узбекистан, Украина, Финляндия, Франция, Хорватия, Черногория, Чешская Республика, Швейцария, Швеция, Эстония;
  • Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее — ГК). Согласно п. 2 ст. 738 ГК условия перевозки определяются ГК, транспортными уставами и кодексами, иными актами законодательства, а также соглашением сторон. Причем согласно ч. 2 п. 2 ст. 738 ГК правила гл. 40 ГК применяются к перевозкам постольку, поскольку иное не предусмотрено законодательными актами;
  • Закон Республики Беларусь от 14.08.2007 N 278-З «Об автомобильном транспорте и автомобильных перевозках»;
  • постановление Совета Министров Республики Беларусь от 30.06.2008 N 970 «Об утверждении Правил автомобильных перевозок грузов»;
  • Инструкция о порядке оформления международной товарно-транспортной накладной «CMR», утвержденная постановлением Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь от 20.02.2012 N 11 «Об утверждении Инструкции о порядке оформления международной товарно-транспортной накладной «CMR» и признании утратившими силу некоторых постановлений Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь» (далее — Инструкция N 11).

В настоящее время подготовлен проект постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров автомобильной перевозки грузов и транспортной экспедиции».

2. Подсудность споров.

Согласно ст. 31 КДПГ по всем спорам, возникающим по поводу перевозок, производимых с применением КДПГ, истец может обратиться, помимо компетентных судов участвующих в КДПГ стран, совместно указанных сторонами, к суду страны, на территории которой находятся:

  • a) обычное местожительство ответчика, его главная контора или отделение или агентство, при посредстве которых был заключен договор перевозки, или
  • b) место принятия груза к перевозке или указанное для сдачи его, и может обратиться лишь к этому суду.

Также договор перевозки может содержать статью, которой признается компетенция арбитражного трибунала, при условии, чтобы этой статьей предусматривалось, что арбитражный трибунал должен применять постановления КДПГ (ст. 33 КДПГ).

3. Применимое право.

КДПГ применяется ко всякому договору дорожной перевозки грузов за вознаграждение посредством автомобилей, когда указанные в договоре место принятия к перевозке груза и место, предусмотренное для сдачи груза, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участвующей в КДПГ. Применение КДПГ не зависит от местожительства и национальности заключающих договор сторон (ст. 1 КДПГ).

Согласно принципу автономии воли сторон внешнеэкономической сделки стороны могут при заключении договора или в последующем избрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору, если это не противоречит законодательству. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть явно выражено или должно прямо вытекать из условий договора и обстоятельств дела, рассматриваемых в их совокупности (ст. 1124 ГК).

В случае если договором перевозки установлено, что отношения сторон регулируются положениями договора, законодательством Республики Беларусь, перевозки выполняются в соответствии с условиями КДПГ, то к отношениям применяется КДПГ, а в части, не противоречащей КДПГ, — законодательство Республики Беларусь.

Из смысла п. 1 ст. 1125 ГК следует, что при отсутствии соглашения сторон договора о подлежащем применению праве к этому договору применяется право страны, где имеет основное место деятельности сторона, являющаяся перевозчиком в договоре перевозки.

4. Соединение требований.

Требования о возмещении ущерба и возврате провозной платы могут быть соединены в одном исковом заявлении по правилам части первой статьи 165 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) или заявлены отдельно.

Для возмещения ущерба, причиненного при автомобильной перевозке груза, заказчик вправе потребовать от перевозчика возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договора перевозки, либо при наличии договора страхования ответственности по договору и (или) договора страхования имущества предъявить страховщику требование о страховой выплате. Обязанности перевозчика по возмещению убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договора перевозки, и страховщика по выплате страхового возмещения возникают из различных обязательств. Поэтому предъявление в одном иске требований одновременно к перевозчику и страховщику осуществляется по правилам соединения нескольких исковых требований, предусмотренным ст. 165 ХПК.

5. Претензионный порядок.

КДПГ не предусмотрен обязательный порядок предъявления претензий автомобильному перевозчику и отправителю.

6. Валюта платежа.

Валютой платежа может быть иностранная валюта, в том числе при уплате неустойки либо возмещении убытков, если это предусмотрено документами, являющимися основанием для проведения расчетов (подп. 25.1 п. 25, п. 26 Правил проведения валютных операций, утвержденных постановлением Правления Национального банка Республики Беларусь от 30.04.2004 N 72).

Так, Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь оставила решение суда первой инстанции без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения по делу N 299-19/2011/817А/1176К.

Как следует из материалов дела, между ответчиком (Экспедитор) и истцом (Перевозчик) был заключен договор перевозки грузов автомобильным транспортом в международном сообщении. Пунктом 2.3 договора определено, что каждая перевозка грузов производится Перевозчиком на основании отдельной заявки (заказа), предоставляемой Экспедитором в письменной форме. При расхождении условий заявки с условиями договора приоритетными считаются условия заявки.

Согласно п. 6.1 — 6.4 договора расчеты, выполняемые за перевозку грузов, производятся напрямую путем банковского перевода со счета Экспедитора на счет Перевозчика. Денежной единицей, используемой сторонами при установлении размера ставки и расчетах, является доллар США, евро, белорусский рубль, российский рубль. Платежи могут осуществляться в иной свободно конвертируемой валюте, нежели выставлено в счете, пересчитанной по курсу Национального банка Республики Беларусь на дату оплаты. Размер ставок указывается в транспортной заявке и может изменяться по взаимному согласию сторон в зависимости от изменения тарифа и других условий перевозки груза. Срок оплаты Экспедитором услуг Перевозчика не должен превышать 20 дней с момента предоставления последним необходимых документов, если иное не оговорено сторонами в транспортном заказе или дополнительных соглашениях.

Основанием для оплаты перевозки является счет-фактура Перевозчика в одном экземпляре и оригинал CMR-накладной с отметкой грузополучателя о приемке груза.

Ответственность Экспедитора за задержку платежа стороны в пункте 7.9 договора установили в виде пени в размере 0,1% от суммы просроченного платежа за каждый банковский день.

Обращаясь с исковыми требованиями в суд, истец указал о том, что им на основании полученных от ответчика заявок полностью были выполнены свои обязательства по доставке вверенного ему груза в пункт назначения, что подтверждается подписанными сторонами соответствующими актами выполненных работ на общую сумму 19875 евро, однако ответчиком оплата не была произведена своевременно и в полном объеме. На день вынесения решения задолженность ответчика составила 6605 евро, в том числе задолженность по оплате за оказанные услуги по перевозке груза на основании направленного ответчиком договора-заявки от 22.03.2011 N 34188 и подписанного сторонами акта от 31.03.2011 N 11642 в размере 2310 евро, которую истец просил взыскать в белорусских рублях по действующему на день вынесения решения курсу Национального банка Республики Беларусь, что составило 17305203 руб.

Возражая на исковые требования, ответчик указывал о том, что им в соответствии с условиями договора 10.05.2011 была произведена в полном объеме оплата за оказанные услуги в белорусских рублях по курсу Национального банка Республики Беларусь на дату платежа, в том числе за оказанные услуги по перевозке груза на основании договора-заявки от 22.03.2011 N 34188 в соответствии с полученным от истца счетом от 31.03.2011 N 11642, однако последний необоснованно отказался принимать исполнение обязательства в белорусских рублях, а не в евро.

Как указано в постановлении кассационной инстанции, судебные инстанции хозяйственного суда города М., оценив по правилам статьи 108 ХПК представленные в дело доказательства, а также исходя из условий заключенного между сторонами договора и транспортных заявок, определяющих валюту фрахта в евро, правомерно в силу ст. 290, 311, 739, 744 ГК пришли к выводу об обоснованности исковых требований в части взыскания 4295 евро и 17305203 руб. долга, 1160,73 евро пени.

Доводы ответчика со ссылкой на счет от 31.03.2011 N 11642 о том, что оплату 2310 евро в белорусских рублях следует считать надлежащим исполнением с его стороны обязательства по договору-заявке от 22.03.2011 N 34188, обоснованно были отклонены судебными инстанциями хозяйственного суда города М., поскольку условия указанной заявки, являющейся в силу пункта 2.3 договора от 21.04.2010 N 86 приоритетной по отношению к условиям договора, содержали условие об оплате в евро, а счет сам по себе не свидетельствует об изменении сторонами условий обязательства. При этом материалами дела подтверждается, что после направления истцом счета от 31.03.2011 N 11642 между сторонами имелись разногласия по валюте платежа, однако, не достигнув согласия, ответчик 10.05.2011 перечислил истцу денежные средства в белорусских рублях.

7. Исковая давность.

Общий срок — 1 год, при злоумышленном поступке — 3 года.

Так, согласно ст. 32 КДПГ право вчинения иска, могущего быть предъявленным относительно перевозки, выполняемой с применением КДПГ, погашается давностью в один год. Однако в случае злоумышленного поступка или вины, которая согласно закону, применяемому разбирающим дело судом, приравнивается к злоумышленному поступку, предельный срок давности устанавливается в три года. Давность начинает течь:

  • a) в случае частичной потери груза, повреждения его или просрочки в доставке — со дня сдачи груза;
  • b) в случае потери всего груза — с тридцатого дня по истечении установленного для перевозки срока; или, если таковой не был установлен, с шестидесятого дня по принятии груза транспортером к перевозке;
  • c) во всех прочих случаях — по истечении трехмесячного срока со дня заключения договора перевозки.

День, указанный выше в качестве начального дня течения давности, не принимается в расчет при установлении ее срока.

Так, по делу N 687-8/2009/637К Кассационная коллегия Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь приравняла действия работника перевозчика к злоумышленному поступку и применила 3-летний срок исковой давности по делу. Злоумышленный поступок состоял в том, что водитель перевозчика, участвуя в приемке груза получателем и зная о составлении акта о несохранной перевозке, о наличии в графе 24 CMR-накладной записи об этом, представил в адрес отправителя светокопию третьего экземпляра CMR-накладной, в которой отметка о составлении акта приемки груза отсутствовала.

8. Подтверждение факта заключения договора.

Документами, подтверждающими факт заключения договора, являются договор перевозки, договор об организации перевозок, СMR или иной транспортный документ. Договор об организации перевозки не исключает необходимости заключения договора перевозки.

9. Взыскание оплаты за оказанную транспортную услугу.

Часто в транспортном заказе содержится обязанность представлять определенный набор документов в подтверждение факта оказанной услуги (например, оригинал CMR, транспортные протоколы). Современная судебная практика такова: отсутствие оригиналов таких документов при наличии самого факта оказания услуг не является правомерным основанием для отказа в оплате оказанных услуг.

10. Взыскание неустойки за неисполнение денежного обязательства (расчет за услугу).

КДПГ правил о неустойке не содержит, в случае взыскания неустойки следует руководствоваться договором и ст. 311, 313 ГК.

Так, истец (перевозчик) по договору международной автомобильной перевозки грузов в иске просил суд взыскать с ответчика (отправителя) сумму основного долга и пеню за неисполнение денежного обязательства, предусмотренную п. 8.2 договора. Исковые требования удовлетворены в полном объеме.

В другом случае истец (перевозчик) по договору международной автомобильной перевозки грузов в иске просил суд взыскать с ответчика (отправителя) пеню за просрочку исполнения денежного обязательства, ссылаясь на ст. 311 ГК. Из материалов дела следовало, что договором в качестве порядка оплаты стороны установили полную предварительную оплату, которая должна была быть произведена на основании выставленного счета. Истец выставил счет и, не дождавшись оплаты, оказал транспортную услугу. Суд пришел к выводу о том, что своими действиями стороны отменили установленный договором порядок оплаты. Поскольку условия о неустойке сторонами не согласованы, суд отказал в удовлетворении иска.

11. Ответственность за простой.

Договор и транспортные заказы требуют составления транспортного протокола.

Современная судебная практика идет по пути принятия любых письменных доказательств в соответствии с ХПК, позволяющих установить время простоя (время прибытия и отправления).

12. Ответственность перевозчика в случае повреждения груза из-за его ненадлежащей упаковки.

Согласно п. 24 Инструкции N 11 в графу 18 CMR-накладной вносятся оговорки о внешнем состоянии груза и его упаковке. Согласно КДПГ, если CMR-накладная не содержит специальных оговорок перевозчика, то до доказательства иного предполагается, что груз и его упаковка были внешне в надлежащем состоянии в момент принятия груза перевозчиком и что число грузовых мест, а также их маркировка и нумерация соответствовали указанному в CMR-накладной.

Транспортер несет ответственность за полную или частичную потерю груза или за его повреждение, происшедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей, а также за просрочку доставки на основании ст. 17 — 18 КДПГ.

13. Ответственность перевозчика за несохранность груза.

КДПГ различает правила определения размера ущерба за повреждение груза (ст. 25) и при полной или частичной утрате груза (ст. 23).

На основании ст. 23 КДПГ возмещению подлежат ущерб, провозная плата, таможенные пошлины и сборы, а также прочие расходы, связанные с перевозкой, полностью или в соответствующей пропорции.

При определении подлежащей возмещению суммы ущерба во внимание принимается стоимость груза в месте и во время принятия его для перевозки. Стоимость груза определяется на основании биржевой котировки, при ее отсутствии — на основании текущей рыночной цены, а при отсутствии первой и второй — на основании обычной стоимости товара такого же рода и качества. В случае затруднений при определении стоимости груза (например, товар не продается на бирже, отсутствуют сведения о текущей рыночной цене и т.п.) по делу может быть назначена судебно-товароведческая экспертиза.

При неосторожной форме вины перевозчика п. 3 ст. 23 КДПГ устанавливает ограниченную ответственность в размере 8,33 расчетной единицы за кг недостающего веса брутто.

Согласно п. 1 ст. 25 КДПГ в случае повреждения груза транспортер должен уплатить сумму, соответствующую обесценению груза, исчисляемую с принятием за основу стоимости груза, установленной в соответствии с положениями п. 1, 2 и 4 ст. 23 КДПГ.

14. Основания освобождения перевозчика от ответственности.

Такие основания установлены п. 2, 4, 5 ст. 17 КДПГ.

Так, согласно п. 2 ст. 17 КДПГ транспортер освобождается от этой ответственности, если потеря груза, его повреждение или просрочка с доставкой произошли по вине правомочного по договору лица, вследствие приказа последнего, не вызванного какой-либо виной транспортера, каким-либо дефектом самого груза или обстоятельствами, избегнуть которых транспортер не мог и последствия которых он не мог предотвратить.

С соблюдением постановлений, содержащихся в п. 2 и 5 ст. 18, транспортер освобождается от лежащей на нем ответственности, когда потеря или повреждение груза являются следствием особого риска, неразрывно связанного с одним или несколькими из перечисленных ниже обстоятельств:

  • a) с пользованием открытыми или покрытыми брезентом автомобилями, если такое пользование было определенно договорено и об этом упомянуто в накладной;
  • b) с отсутствием или неисправностью упаковки грузов, по своей природе подверженных порче и повреждению без упаковки или при неудовлетворительной упаковке их;
  • c) с перемещением, нагрузкой, размещением или выгрузкой груза отправителем или получателем, или лицами, действующими от имени отправителя или грузополучателя;
  • d) с характером некоторых грузов, подверженным по свойствам, обусловленным таким характером их, полной или частичной гибели или повреждению от поломки, ржавления, внезапного гниения, усушки, убыли, нормальной утечки или действия паразитов и грызунов;
  • e) с недостаточностью или неудовлетворительностью разметки или нумерации грузовых мест;
  • f) с перевозкой живых животных (п. 4 ст. 17 КДПГ).

При этом бремя доказывания наличия соответствующих обстоятельств возложено на перевозчика (п. 1 — 2 ст. 18 КДПГ).

15. Ответственность перевозчика за просрочку в доставке груза.

Согласно п. 5 ст. 23 КДПГ в случае просрочки с доставкой и если полномочное по договору лицо докажет, что просрочка нанесла ущерб, транспортер обязан уплатить возмещение, которое не может превышать платы за перевозку.

Обстоятельства, могущие служить основанием для имущественной ответственности перевозчика, устанавливаются записями (отметками, оговорками) в CMR-накладной (ст. 30 КДПГ).

16. Невозможность исполнения договора перевозчиком.

Если по какой-либо причине выполнение договора на установленных накладной условиях является или становится невозможным до прибытия груза к предусмотренному для его сдачи месту, транспортер обязан запросить инструкции у лица, имеющего право распоряжаться. Если же обстоятельства позволяют выполнить перевозку в условиях, иных чем предусмотрено в накладной, и если транспортер не смог своевременно получить инструкций от лица, имеющего право распоряжения, транспортер должен принять меры, которые представляются ему наиболее подходящими в интересах наилучшего выполнения перевозки (ст. 14 КДПГ).

Если после прибытия груза на место назначения возникают препятствия к его сдаче, транспортер должен запросить инструкции у отправителя. Если получатель отказывается принять груз, отправитель имеет право распорядиться грузом, не предъявляя первого экземпляра накладной (п. 1 ст. 15 КДПГ). При этом транспортер имеет право на возмещение расходов, вызванных просьбой об инструкциях или выполнением полученных инструкций, поскольку эти расходы не являются следствием его собственной вины.

В заключение автор выражает надежду на то, что знание рассмотренных выше основных аспектов регулирования договора международной автомобильной перевозки грузов позволит сторонам договора лучше ориентироваться в правовом поле и верно формулировать свои исковые требования в случае обращения в суд за защитой нарушенных прав.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (оцени первым)
Может ли договор транспортной экспедиции быть заключен в форме письменного поручения экспедитору? Каково содержание такого поручения?... Отношения, возникающие в связи с заключением договора транспортной экспедиции, урегулированы нормами Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК), Закона Республики Беларусь от 13.06.2006 N 124-З "О транспортно-экспедиционной деятельности" (далее - Закон) и Правил транспортно-экспедиционной...
Судебная практика о договорах перевозки и экспедиции Стороны имеют право заключать договоры как предусмотренные, так и не предусмотренные (не поименованные) законом или иными нормативными правовыми актами, но не противоречащие законодательству. При подписании любого такого договора не стоит забывать, что это основной документ, определяющий права и обя...
Ограниченная ответственность перевозчика в практике международных перевозок На практике далеко не каждый уделяет достаточно внимания изучению реального размера ответственности перевозчика, и это увеличивает риски компании-импортера. За что несет ответственность перевозчик и зависит ли размер его ответственности от вида транспорта, которым перевозится груз? Что такое предел ...
✪Устройство автомобиля Авто⚡сайт №❶
Google+ ()